Павловский. Ни этики, ни профессионализма

Вглядываясь в политическую биографию одного из «серых кардиналов российской политики», приходишь к парадоксальному выводу. Уши Павловского торчат буквально из каждой политической авантюры, провёрнутой за последние полтора десятка лет.

Однако нигде, ни разу Павловский не был «официально признан» в качестве «отца» того или иного заговора. Типичные отзывы о нём со стороны политтехнологов, действительно лично участвовавших в тех или иных комбинациях и информационных войнах, до боли похожи друг на друга: «Что-то я не припоминаю, чтобы Павловский в этом участвовал. Пиарился — да, когда всё уже прошло. А пока шла самая горячка, и духу его там не было!»

Напыщенная многосмысленность во взоре и полная неспособность внятно объяснить хоть что-то вынуждают многих видеть в Павловском не более чем политического шарлатана, чьи навыки не стоят и гроша. И всё же более осведомлённые люди именно с Павловским связывают несколько ключевых – и весьма печальных – событий в политической жизни России, без которых страна давно была бы другой.

Задолго до того, как имя Глеб Олегыча стало известным в России, он на протяжении нескольких позднесоветских лет пытался сделать из себя политика. Диссидентствовал и раскаивался. Бывал привлечён, но сотрудничал со следствием. Писал в КГБ памфлеты об обустройстве России – и был сослан на три года в Коми АССР.

Елена Боннэр высказывалась о нём так: «Я оценила Павловского по полной его стоимости в 1980 или 1981 году, когда он давал в ГБ показания на Ивана Ковалёва, сына Сергея Ковалёва, и на жену Ивана Ковалёва Таню Осипову. Выше я его оценивать не хочу: для меня он оценён с тех пор».

Из этого печального опыта «уличной борьбы» Павловский вынес, что призвание его – не политика, а конструирование политики, не публичная роль активиста, а таинственное кресло кукловода, стоящего за ширмой актуальных процессов.

Несмотря на нелестную оценку со стороны «иконы российского либерализма», именно Павловскому суждено было стать одним из тех, кто в последние пару лет Советской власти фактически создал весь либерально-демократический дискурс в России. Работая в информационном кооперативе «Факт», а затем в агентстве «Постфактум», редакторствуя в журнале «Век ХХ и мир» (с авторами уровня Валерии Новодворской), неся в мир идеи своего учителя, загадочного Михаила Гефтера, на роль которого в своей судьбе Павловский обожает ссылаться, – будущий «серый кардинал» творил, лепил, варганил жуткого либерального Голема, разнёсшего вдребезги Россию в 90-е.

Считается, что временем прихода Павловского в большую политику стал 1995 год, когда созданный им Фонд эффективной политики консультировал Конгресс русских общин Лебедя и довёл «первое издание русской националистической партии» до провала на выборах в Госдуму. Неудача шедших под «русскими лозунгами» лебедевцев сыграла на Павловского: в ключевой момент на рубеже 1995-1996 годов, когда судьба Семьи висела на волоске, Павловского с его ФЭПом приглашают работать на Ельцина, пошедшего на второй срок.

Президентская кампания 1996 года, политтехническим демоном которой был Павловский, считается самой грязной, вопиюще лживой и бесчестной кампанией за всю постсоветскую историю. Именно тогда был по полной задействован весь арсенал чёрного пиара, ежедневно бомбардировавшего неискушённого избирателя: все эти «Голосуй или проиграешь!», «Поешь еды в последний раз!», газетный листок «Не дай бог!» и т. д. Можно с полной уверенностью утверждать, что и та кампания 1996 года могла обернуться провалом, несмотря на все «коробки из-под ксерокса» и неограниченный админресурс, если бы не странное поведение Зюганова, признавшего итоги второго тура выборов тогда, когда ещё не были подсчитаны все голоса.

В «войнах с олигархатом» 1997 года Павловского, с его повадками местечкового фокусника, постигла очередная неудача: «перехват телефонных разговоров» Гусинского и Березовского оказался фальшивкой и обернулся грандиозным скандалом. Тогда Глеб Олегыч спешно умыл руки, открестившись от вброса и свалив всю ответственность на редактора «Общей газеты» Фадина, так кстати погибшего в автокатастрофе.

Конец 90-х ознаменовался созданием политического Рунета и появлением сразу нескольких отечественных интернет-изданий вроде «Русского журнала», «Полит.ру», «Газеты.ру» и «Страны.ру», за которыми маячила фигура Павловского.

Либеральствующие издания, по полной использовавшиеся для всякого рода «сливов», не пренебрегающие своим участием в информвойнах в качестве «пехотинцев», на десятилетия определили «лицо российской сетевой журналистики» – этакого теоретика-космополита, с видом высоколобого эксперта судачащего обо всём на свете, а в горячую пору информационных баталий напяливающего каску и бредущего мочить всякого, на кого укажет заказчик.

Одиозность Павловского стала бросаться в глаза, когда политтехнологом были «провалены» предпоследние выборы на Украине. Тогда он долго отмазывался, утверждая, что никакого просчёта с его стороны не было, а «оранжисты» победили сами собой.

Общество и власть сделали вид, что поверили Павловскому. Тем более, он и сам тогда не промахнулся, безошибочно избрав линию безоговорочной поддержки президента, а потом и премьер-министра Владимира Путина.

С претензией на роль придворного политастролога, Павловский появлялся перед страной в еженедельной программе НТВ «Реальная политика». Менторским тоном вещал никому непонятные трюизмы. Вернее, холуйский примитив, изрекаемый им, был вполне понятен. Неясно было одно – зачем всё это? Вскоре господин в нарочито «умных» очках и нарочито пошитом сюртучке достал всех настолько, что телеканал был вынужден закрыть с помпой начинавшийся проект ввиду рухнувших рейтингов.

«Явление народу» в качестве самоценной величины не состоялось.

А ведь не зря же поговаривали, что среди советских диссидентов, из чьей среды и вышел Глеб Олегыч, водились люди с не очень, мягко говоря, устойчивой психикой, многие с комплексом Наполеона.

Кто знает, может, и нечто подобное сыграло плохую шутку с крайне неэффективным политтехнологом и провалившейся телезвездой. Конкурентная среда ведь теперь в политологии жёсткая. Стали героя былых сражений подзабывать.

Поезд истории уходил, Павловский стоял на перроне. И вот вдруг ему показалось, что есть ещё последний вагон и в него надо запрыгнуть. В вагоне мелькали не то чтобы респектабельные, но какие-то узнаваемые персонажи.

Неизвестно, может быть, случилась ошибка в политастрологических расчётах, но именно к тем, кто подвизается на ниве неприятия Путина, наш неудачник и прыгнул.

Это было весьма удивительно. Всё, чем на данный момент является и обладает глава Фонда эффективной политики, он обязан политтехнологической работе в мейнстриме 2000-х годов.

Неужели мы имеем дело с классическим случаем субъекта, кусающего руку кормящего? И то правда, службы за идею от подобного рода деятелей ожидать не приходится.

Изгнание из Кремля показало: Павловский позорно промахнулся, показав не только свою моральную изнанку, но и то, что по основной профессии является полнейшим лохом.

В начале года ищущий реванша экс-гуру политологии стал выступать с абсолютно однобоких позиций, явно выказывая поддержку одному из возможных претендентов на президентский пост в 2012 году.

Вот лишь некоторые достаточно мягкие цитаты из «нового» Павловского: «Путин должен помочь системе консолидироваться вокруг Медведева»; «Позитивный сценарий – это успешный инерционный сценарий. То есть Медведев продолжает завоёвывать поддержку как в элитах, так и у населения, а Путин принимает это как свершившийся факт, как должное. Потому что Путин должен, в конце концов, отойти».

Недавно Павловский вступил в полемику с председателем Госдумы Борисом Грызловым, заявившим, что при выдвижении кандидата на пост главы государства от «Единой России» решающим будет мнение Путина.

Об отчёте Путина в Госдуме Павловский сказал, что с предвыборной точки зрения он выглядит слабым.

Итог: Администрация президента разорвала контракт с Фондом эффективной политики, руководителем которого является политолог Глеб Павловский, и не намерена возобновлять его впредь, – сообщил источник в Кремле. Сам Павловский больше не является советником администрации на общественных началах. Другой источник в Кремле заявил, что причины отказа от услуг Павловского «лежат в области профессионализма и этики», а отнюдь не в его высказываниях по каким-либо темам.

Сам отставник 27 апреля подтвердил сообщения СМИ о своём изгнании, настаивая, что разрыв контракта стал реакцией властей на его высказывания в поддержку президента Дмитрия Медведева. По его словам, он понимал, что своими утверждениями о Медведеве как «более консолидирующем кандидате от тандема» создаёт трудность для команды президента, «поскольку есть дисциплина тандема», но «не мог поступить иначе».

Стоит заметить, что про «область профессионализма и этики» источник в Кремле сказал хорошо. А что ещё скажешь?

Если, обладая политическим мегаопытом и седыми волосами, человек на виду у всех «перемётывается» и начинает раскачивать политическую ситуацию вместе с персонажами из последнего вагона российской политики – значит, наступил конец этой по-своему загадочной, по-своему смешной придворной карьеры.