Ситуация в Сирии не будет развиваться по «ливийскому сценарию»?

Разница с Ливией заключается в том, что в Ливии у повстанцев есть оружие. В Сирии народ пока что безоружен», — заявил в газете ВЗГЛЯД Георгий Мирский, комментируя новый конфликт на Ближнем Востоке. Он также объяснил, почему Россия не допустила принятия в ООН антисирийской резолюции.

В четверг Совет безопасности ООН не смог принять проект заявления с осуждением актов насилия против мирного населения в Сирии, предложенный Великобританией, Францией, Германией и Португалией. Против заявления выступили Россия, Китай и Ливан.

Выступая на заседании Совбеза, представитель России в ООН Александр Панкин заявил, что протесты в Сирии не представляют угрозы международному миру и безопасности. «Внешнее вмешательство может стать реальной угрозой региональной безопасности. Подобный подход ведет к бесконечному циклу насилия», — добавил российский представитель.

Тем не менее Москва все же призвала Дамаск привлечь к ответственности всех виновных в гибели людей в ходе столкновений демонстрантов с силами правопорядка. Об этом заявил МИД России.

Ранее генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун осудил Дамаск за использование танков и стрелкового оружия против демонстрантов. В свою очередь в заявлении сирийских властей говорится, что войска были направлены в несколько городов страны по просьбе их жителей, которые опасаются «вооруженных экстремистов».

Георгий Мирский (Фото: 1tv.ru)

Тем временем в самой Сирии армия перебрасывает танки в пригороды Дамаска, сообщили очевидцы. Судя по всему, власти готовятся к отражению новых попыток сторонников оппозиции прорваться на центральные площади Дамаска для проведения там массовых антиправительственных митингов. Накануне более 200 членов правящей в Сирии партии Баас подали в отставку в знак протеста против жестокого подавления протестов в стране.

О том, будет ли ситуация в Сирии развиваться по «ливийскому сценарию», корреспондент газеты ВЗГЛЯД побеседовал с главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгием Мирским.

ВЗГЛЯД: Георгий Ильич, против заявления по Сирии выступили Россия, Китай и Ливан. Какими интересами руководствовались каждая из этих стран, в том числе и Россия?

Георгий Мирский: МИД России почти всегда поддерживает существующий режим. Еще с советских времен мы с подозрением относимся к различным массовым выступлениям и бунтам. Россия поддерживает суданского президента, которого в Европе объявили персоной нон грата. Той же самой позиции российское правительство придерживается в отношении президента Зимбабве Роберта Мугабе, которого осуждают многие другие в мире.

В том, что Россия поддержала и Сирию, нет ничего удивительного. Сирия — наш традиционный союзник. Страна всегда была политически близка к СССР. У нас налажена торговля оружием. Что касается Ливана, то правительство этой страны давно уже стало полностью просирийское. А в Китае, как известно, правам человека не придается большого значения.

ВЗГЛЯД: Согласны ли вы с высказыванием представителя России в ООН Александра Панкина, что протесты в Сирии не представляют угрозы международному миру и безопасности, а внешнее вмешательство может стать реальной угрозой региональной безопасности?

Г.М.: Если так рассуждать, то любой тиран в любой стране, который не представляет никакой угрозы внешнему миру, имеет право заливать страну кровью. Каддафи тоже истребляет только своих людей, однако МИД все же согласился с первоначальными санкциями, которые предшествовали принятию резолюции по Ливии от 17 марта. Тогда тоже можно было задаться вопросом, в чем состоит угроза миру. Так в чем тогда разница с Сирией? Сирийское правительство точно так же, как Каддафи, уничтожает собственных граждан.

ВЗГЛЯД: Еще на прошлой неделе массовые протесты в Сирии называли «тунисским вариантом», возможно ли теперь говорить о «ливийском» варианте?

Г.М.: Разница с Ливией заключается в том, что в Ливии у повстанцев есть оружие. В Сирии народ пока что безоружен. Но если какая-либо воинская часть перейдет на сторону митингующих, дело дойдет до широкомасштабного восстания и начнется гражданская война.

Если же говорить о ливийском сценарии, имея в виду возможность вмешательства сил НАТО, то в Сирии это исключено. Ту резолюцию, которую вынес Совет безопасности, не примут по отношению к Сирии сразу по ряду причин. Нужно понимать, что принятию документа по Ливии предшествовало решение самой Лиги Арабских государств с одобрением военной операции. Что касается Сирии, то такое развитие событий маловероятно. Кроме того, Запад слишком сильно завяз в Ливии, чтобы что-то предпринимать в отношении и Сирии.

ВЗГЛЯД: Возможен ли в случае гражданской войны раскол Сирии по религиозному принципу?

Г.М.: Безусловно. Страной правит шиитская секта, в которую входят 11% населения. При этом большинство — это сунниты.

ВЗГЛЯД: Более 200 членов правящей в Сирии партии Баас перешли на сторону митингующих. Что вообще представляет из себя оппозиция в Сирии?

Г.М.: Партия Баас насчитывает сотни тысяч человек. Даже если тысяча человек переметнется на сторону митингующих, то это ни на что не повлияет и власть правящей партии сохранится.

Что касается оппозиции, то это такие же люди, которые вышли на улицы Египта, Туниса и Ливии. Это современная молодежь, интеллигентная и образованная. Но безработная. Это люди, которым надоел этот полицейский режим. Однако никакой организации у них нет.

Есть другая оппозиция, а именно «Братья-мусульмане». Они могут воспользоваться этой заварухой, чтобы свергнуть режим Башара Асада. Ведь они сунниты, они больше всех недовольны властью представителей шиитской секты. Они составляют наиболее боевую, дисциплинированную и даже фанатичную часть тех людей, которые бросили вызов нынешнему правительству.

ВЗГЛЯД: Насколько широки возможности Ирана влиять на обстановку внутри Сирии? Может ли дойти до того, что Асад призовет на помощь иностранные войска, например из Ирана, для усмирения бунта?

Г.М.: Вряд ли. Иран имеет большое влияние на руководство страны и, конечно, заинтересован в том, чтобы Башар Асад остался у власти. Однако он не будет вводить свои войска в Сирию для подавления восстания.

ВЗГЛЯД: Каковы шансы на то, что Башар Асад все же уйдет?

Г.М.: Такое возможно, если армия откажется стрелять по митингующим, как это случилось в Египте. Если же армия будет продолжать стрелять в упор в безоружных людей, то восстание подавят и Башар Асад останется у власти. А Запад проглотит, ограничившись санкциями.

Текст: Мария Сусликова