Теракты в метро отвлекли нас от модернизации

Теракты в московском метро заставили на некоторое время и общество, и чиновников отказаться от обсуждения других тем, стоявших в повестке дня. Все думают и говорят о проблемах безопасности, которые никто не может решить. Между тем все остальные дела в стране идут своим чередом. В том числе и программы, запущенные правительством во имя модернизации.

Предположение, будто построив в окрестностях столицы один единственный чудо-город можно решить задачу модернизации России, великолепно демонстрирует состояние умов в российской бюрократии. Хотя идея русской силиконовой долины близка не только чиновникам. О готовности освоить государственные средства с радостью заявили многие олигархи, которым, видимо, своих денег не хватает. Стоило правительству заявить о намерении стимулировать модернизацию, как частный бизнес понес ему множество проектов, нуждающихся в государственной поддержке. По странному совпадению, однако, обнаружилось, что почти все проекты были начаты уже некоторое время назад. Иными словами, под предлогом заботы о модернизации страны, корпорации просто перекладывают на налогоплательщика часть собственных расходов. В итоге будет построено лишь то, что и так было бы построено, и безо всякой модернизации. Только населению это обойдется дороже.

Та же история происходит с принудительной заменой устаревших ламп накаливания на новые диодные лампы, которые стоят во много раз больше. Оплатить разницу должны потребители. Либеральные комментаторы возмущаются — надо решать вопрос через свободную конкуренцию между старыми и новыми лампочками. Хотя сами же признают: при существующей разнице в цене, большая часть жителей России покупать новые модели не станет, а потому все планы массового энергосбережения останутся на бумаге. Мысль о том, что можно субсидировать не бизнес, а потребителя, предоставляя ему, хотя бы на первых порах, скидку за счет средств государства, будучи глубоко антирыночной, не приходит в голову ни чиновникам, ни их либеральным критикам. Зато мысль о необходимости правительственных субсидий для частного бизнеса почему-то антирыночной никому не кажется: по данному вопросу между чиновниками и либералами наблюдается трогательное единство.

Тем временем олигархи делят между собой государственные средства примерно так же, как в феодальные времена князья и графы делили пожалованные королем поместья. Производить светодиодные лампы станет Михаил Прохоров, возглавляющий группу «Онэксим», а силиконовую долину отдали алюминиевому магнату Виктору Вексельбергу. Насколько эффективными окажутся соответствующие проекты говорить пока рано, но зато с полной уверенностью можно предсказать, что по окончании работы состояния этих богатейших людей России станут ещё больше.

Если у кого-то есть сомнения в буржуазном характере российского государства, если кто-то по-прежнему сомневается в том, что у нас в стране сложился «настоящий» капитализм, пусть посмотрит на список людей, получивших «подряд на модернизацию». Общественные средства помогут капиталу справиться с последствиями кризиса, так во всяком случае, надеются авторы инновационных проектов. На практике всё, конечно, будет гораздо хуже, а миллиарды долларов государственной помощи, не разрешив структурных противоречий, не спасут и не желающий измениться бизнес. Но это выяснится гораздо позже.

Правительственным чиновникам даже не пришло в голову, что повторение американских модернизационных стратегий 70-х годов прошлого века — далеко не лучший путь решать новые задачи, поставленные в XXI столетии. Тем более что наукограды в Советском Союзе уже были — достаточно вспомнить подмосковный Зеленоград и Академгородок в Новосибирске. Они как раз вполне соответствовали задачам своего времени, но их структуры были безжалостно уничтожены в ходе либеральных реформ 1990-х годов. Теперь их восстанавливать уже поздно, а новый городок такого же типа строить просто глупо. Это все равно, что строить вдоль границ страны каменные замки, ссылаясь на то, что подобные сооружения доказали свою эффективность в ходе средневековых войн. Времена силиконовых долин ушли в прошлое вместе с песнями «Beatles» и первыми громоздкими компьютерами IBM PC XT. Если сегодня в «настоящей» калифорнийской силиконовой долине по-прежнему живет немало талантливых людей, то причиной тому не «инновационная экономика», а старые связи, хороший климат и комфортные условия жизни.

Создание благоприятных условий жизни для собственного населения как раз и могло бы стать вполне достойной государственной задачей. Разумеется, российскому чиновнику такая постановка вопроса кажется мелкой и недостойной серьезного обсуждения. Но именно потому все модернизационные усилия власти неизменно оборачиваются пошлой комедией. Нужно не строить силиконовую долину, а ремонтировать тысячи сельских дорог, привести в порядок провинциальные школы, больницы маленьких городов. Это и есть первейшая задача модернизации, без решения которой все остальное бессмысленно даже обсуждать.

Однако российская бюрократия не ищет простых путей, ей нужны проекты масштабные и поражающие воображение. Можно, например, сократить количество часовых поясов, игнорируя физические размеры страны и планеты. Теперь разрывы между солнечным и административным временем, и без того неизбежные на обширных территориях, станут еще больше. Но при этом простейший вопрос об отмене мучающего миллионы людей перехода на летнее время решен в 2010 году так и не был.

Для отечественной бюрократии простое все время оказывается чрезвычайно сложным, зато сложное — на удивление простым. Чиновники обожают преобразования, реорганизации, комплексные планы и масштабные проекты. Они лишь не в состоянии решить простейшие вопросы, имеющие реальное значения для жизни большинства людей. Ибо жизнь этого большинства к жизни элит не имеет никакого отношения.

И так будет продолжаться, пока остается не решенным и даже не поставленным главный вопрос, предопределяющий все остальные характеристики российской отсталости: вопрос о демократии. Но не той, провозглашаемой либералами формальной демократии, суть которой сводится к состязанию коррумпированных кандидатов на выборах губернаторов, а демократии участия и самоуправления, позволяющей людям на местах самостоятельно находить ответы на возникающие в их жизни проблемы.

Для властей все это слишком мелко, для оппозиции — неинтересно.

Остается только надеяться, что рано или поздно, граждане сами возьмутся за решение собственных проблем, отправив и правительственную бюрократию и либеральную оппозицию туда, куда они заслуживают.