Владимир Соловьев: на ком шапка горит?

Вчера на сайте Следственного комитета, в рубрике – обратите внимание – «ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ» – опубликовано сообщение:
«О ходе расследования уголовного дела о неисполнении требований по обеспечению транспортной безопасности в аэропорту Домодедово».

Сооб
ение анонимное. Прочитал три раза. Много думал. В первую очередь – о деградации правоохранительных органов. Работа подменяется пиаром, причем неуклюжим, третьесортным, с примитивными подтасовками. Старый приём: если нет результата – то начинают рассказывать, как сильно устали, и какие все кругом неприятные люди.

По моим наблюдениям, такие, в кавычках, «главные новости» публикуются Следственным комитетом в основном по наиболее бесславным делам. Помню, по делу Сторчака такие же, с позволения сказать, «главные новости» публиковались по три раза в месяц. А независимые наблюдатели тогда говорили, что дело имело явные признаки заказного. И чем оно закончилось, помните?

Я работаю журналистом и чуть-чуть понимаю, что такое «новости». Что такое «ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ» — я тем более понимаю. Разочарую вас: если информация исходит из Главного следственного управления – это еще не повод считать её главной новостью. В данном случае, конечно, новостей никаких нет.
Все события, о которых идёт речь в сообщении Следственного комитета, произошли недели и месяцы назад. Почему же именно сейчас Следственный комитет разразился «ГЛАВНЫМИ НОВОСТЯМИ»? Давайте разберемся.

На прошлой неделе я в эфире немного рассказал как раз про это дело о транспортной безопасности.
Выводы у меня получились НЕоригинальные и НЕутешительные.

Во-первых. Активизация со стороны Следственного комитета странным образом совпала с моментом, когда конкретные олигархические персонажи проявили интерес к поглощению аэропорта. Я определил это как «предпродажную подготовку» в современном российском варианте.

Во-вторых. Силовики под вывеской борьбы за транспортную безопасность решают совсем другие задачи. Это, к сожалению, означает, что транспортная безопасность, как сирота, остается без присмотра. Со всеми вытекающими последствиями в виде множества трупов.
В подтверждение я сослался на документы, из которых следовало, что при обысках ищут какие-то совсем другие вещи, не связанные с транспортной безопасностью.

Предполагаю, что после моего эфира кто-то забеспокоился в Следственном комитете.
а тут еще 19 июля пресс-конференцию дал Дмитрий Каменщик. Уверенно, умно и с чувством собственного достоинства.
Видимо, поле этого беспокойство в Следственном комитете выросло настолько, что там решили оправдаться за происходящее в Домодедово. Получилось плохо.

Вначале публикации перечислены фамилии восьми подозреваемых. На этом правда заканчивается.
Дальше начинается кривда. Повторяю по буквам: ВРАНЬЁ.
Если в Следственном комитете раздел «ГЛАВНЫХ НОВОСТЕЙ» ведут офицеры или просто люди, готовые отвечать за свои слова. Обращаюсь к вам: господа, подайте на меня в суд.

Например.
Цитирую: «На вопрос следователя назвать реальных собственников данной иностранной компании и аэропорта «Домодедово» Каменщик отвечать отказался, сославшись на ст. 51 Конституции».
То есть, рисуется картина запирательства и противодействия следствию.

Смотрим, как было дело в действительности. Вот у меня копия протокола допроса Каменщика.
Вопрос следователя: кто является собственником аэропорта «Домодедово»?
Ответ Каменщика: «Аэропорт – это множество объектов, их сотни. У разных объектов разные собственники, в том числе Российская Федерация и муниципалитет». На мой взгляд, корректно.
Никто не вспоминал 51-ю статью и никто не отказывался отвечать.

Еще цитата с сайта Следственного комитета:
«Заявления Каменщика о том, что обыски и выемки документов были обусловлены якобы попыткой возможного рейдерского захвата, не соответствуют действительности».

А вот что на самом деле. Стенограмма пресс-конференции Каменщика.
«Мы надеемся, что обыски были, скорее всего, связаны с расследованием теракта».
Вполне политкорректно. Так с чего ради Следственный комитет сам вдруг заговорил про рейдерство?
Или это такая оговорочка?
Есть русская пословица: на воре шапка горит.

У меня, как нарочно, есть еще письмо, где заместитель господина Бастрыкина сообщает одному депутату: «нет, мол, данное дело не нацелено на передел собственности». С чего бы это? Тоже оговорочка?

Следующая цитата из Главных новостей Следственного комитета. В ходе обыска, мол, «изымались только документы, имеющие отношение к обеспечению транспортной безопасности аэропорта «Домодедово» и установлению его реальных собственников, а никаких иных документов и предметов не изымалось».

Позвольте не согласиться.
У меня есть протоколы обыска. Чего там только не изъято. Например: зачем искали нелицензионный софт? Это про транспортную безопасность или про собственников? Или это поиск лёгких поводов для возбуждения новых уголовных дел?
Да даже просто список предприятий, на которых был обыск: АэроОтель, Грузовой терминал и т.д. – понятно, что там транспортная безопасность вообще ни при чем, можно искать только поводы для новых уголовных дел.

Да. Какое следствие – такие и новости.

***
Я знаю, что Следственный комитет проводит ежегодный конкурс на лучшее освещение его деятельности в СМИ.
Я, пожалуй, приму участие.
Потому что я намерен очень стараться освещать деятельность Следственного комитета, в ней крайне много интересного.