Хватит бряцать оружием!

Русские проводят маневры в Сибири, НАТО испытывает свои новые «Наконечники копья» в северо-восточном пространстве Евросоюза. Демонстрация военной силы сопровождает украинский кризис, по поводу которого, однако, все одновременно говорят, что для него военного решения не существует. Как на Западе, так и на Востоке вновь возникает чувство страха и озабоченность, которые после окончания холодной войны 25 лет назад считались уже преодоленными.

Русские, потерявшие в результате развала Советского Союза четверть территории, половину населения и значительную часть своего богатства, чувствуют себя уязвленными в своей гордости, поскольку Россию теперь считают «региональной державой». Приближение НАТО к своим западным границам Россия воспринимает как угрозу, как неприемлемое расширение зоны влияния Запада к дверям ее дома.

А Запад, со своей стороны, опасается того, что Путин присвоил себе царскую роль «собирателя русских земель» и теперь пытается воссоздать бывшее советское пространство под новой этикеткой. Аннексия Крыма и последовавшая за ней открытая и скрытая поддержка восточно-украинских сепаратистов создали дополнительную питательную среду для подобных опасений. Существует серьезная озабоченность относительно того, что Путин может не остановиться на границе НАТО.

Низкая боеспособность в области обычных вооружений

Однако мы не должны терять рассудок и поддаваться паническим настроениям. Россия продолжает оставаться ядерной сверхдержавой: ее арсенал составляет 7500 единиц ядерного оружия (у Соединенных Штатов 7260 единиц). Однако этот потенциал подходит лишь для устрашения, а не для ведения войны, хотя Путин и собирается теперь модернизировать часть ядерного арсенала, что, кстати, само по себе является вполне нормальным подходом. Вместе с тем боеспособность обычных вооружений Москвы уже давно не находится на том уровне, на котором она была в годы холодной войны.

В то время Кремль держал под ружьем четыре миллиона человек, тогда как сегодня только один миллион, а, по данным российской Счетной палаты, всего 766 тысяч. Призыв на военную службу остался, но теперь срок службы составляет всего один год. Призывники плохо подготовлены, и почти не считаются боеспособными. Лесли Гелб (Leslie Gelb), занимавший в течение десятилетия высокие посты в Пентагоне и Госдепартаменте, в своем новом исследовании указывает на то, что большая часть российской армии размещена на Дальнем Востоке. Менее 100 тысяч человек служат в элитных частях, и многие из них размещены в Южном военном округе. Однако лишь несколько десятков тысяч из них соответствуют по своему уровню подготовки элитным частям НАТО.

Однозначный вывод Гелба: «Летом 2014 года Россия продемонстрировала способность сконцентрировать на границе с Украиной 40 тысяч солдат, в том числе элитные подразделения. Этого было достаточно для того, чтобы угрожать Украине, однако вряд ли подобная группировка представляет собой угрозу для войск НАТО в Восточной и Центральной Европе. Российские войска не обладают в численном отношении достаточными возможностями для того, чтобы угрожать бывшим членам Варшавского пакта. Поэтому совершенно невозможно себе представить, чтобы Москва вторглась в эти страны и попыталась их вновь завоевать».

Автор биографии Путина Фиона Хилл (Fiona Hill) разделяет эту точку зрения. «Несмотря на бряцание оружием, — отмечает она, — Путин и Кремль не хотят войны с НАТО». И Дмитрий Тренин, глава московского Карнеги-центра спокойно оценивает ситуацию: «Прибалтийские страны и Польша могут не беспокоиться. Россия не собирается на них нападать».

Военное мышление не должно заглушать дипломатию

Но что если кремлевский правитель почувствует соблазн и попытается по примеру Украины начать «гибридную» войну против других государств? Показать опасность для него подобного шага — именно в этом и состояла цель учений НАТО «Благородный прыжок» (Noble Jump). Их итог: с «зелеными человечками» Путина НАТО справится.

Это нужно было, судя по всему, еще раз продемонстрировать хозяину Кремля. И американский план размещения в восточноевропейских странах-членах НАТО оружия и оборудования представляется в сложившейся ситуации вполне разумным. Однако военное мышление не должно заглушать дипломатические усилия. Устрашение и сдерживание являются лишь одной стороной медали. Другая — искусство управления государственными делами — не должна оставаться пустой. Принцип политики разрядки напряженности, которым руководствовались Вилли Брандт и Гельмут Шмидт, и сегодня является правильным: вооружаться и разговаривать.

Первая цель на этом пути состоит в том, чтобы обе стороны сделали три шага назад от края пропасти. Второй целью могло бы стать выполнение положение соглашения Минск II или — если это окажется невозможным — замораживание украинского конфликта, пока он не будет разрешен каким-либо другим образом. Третья цель — работа по поиску компромисса с Москвой — требует, конечно же, стратегического терпения. Возможно, этот компромисс будет достигнут лишь следующим поколением: если экспансионистское давление Китая создаст для русских дополнительные проблемы.